Дворовое детство: часть 1

Было ли ваше детство “дворовым”? Мы прекрасно помним, как много времени мы детьми играли во дворе, успевая при этом хорошо учиться, посещать кружки и даже справляться с мелкими домашними делами: выгуливать собаку, поливать цветы и бегать в магазин за буханкой хлеба. Здесь кроется далеко не одна интересная тема для обсуждения. Однако сегодня давайте остановимся на волнующем вопросе детской самостоятельности и независимости.

В 2015 году на ежегодном международном фестивале документального кино в Северной Каролине был представлен краткометражный фильм The Landпосвященный одной из так называемых adventure playgrounds в Великобритании. 

The Land — это игровая площадка для детей, которая совершенно не похожа на привычные нам, ухоженные, предельно безопасные игровые территории. На первый взгляд она напоминает обычную свалку. Да-да, именно так: куча старых покрышек, помятые мусорные баки, бессистемно валяющийся строительный материал (доски-палки-листы пластика и фанеры), веревки, висящие там и тут, месиво земли под ногами вместо прорезиненной мягкой поверхности или пушистой зеленой травки. 

The Land — это территория, принадлежащая детям, здесь можно лазить по деревьям, жечь костры, сплавлять что-нибудь по “реке”, пилить, забивать гвозди, строить бомбоубежище или шалаш, в общем и целом, крушить и создавать свой новый мир каждый день.

Как оказалось, такие детские площадки существуют на территории UK аж с 1940-х годов и появились они как проект британского ландшафтного дизайнера и защитницы прав детей леди Марджори Аллен (Lady Marjory Allen of Hurtwood). Леди Марджори задумала спроектировать площадки, содержащие не “фиксированные конструкции на заасфальтированном квадрате земли”, а всевозможные детали, которые дети могут свободно перемещать и строить все, что захочется им самим. 

Однако ключевой идеей проекта было создание “свободной и терпимой атмосферы” с минимальным контролем со стороны взрослых. 

Ребенку необходимо сталкиваться с тем, что воспринимается им самим, как по-настоящему серьезная опасность, и в последствии справляться с этой опасностью самостоятельно. Именно это, по-мнению Марджори Аллен, помогает ребенку обрести смелость и уверенность в себе:

Лучше рисковать сломанной ногой, чем сломленным духом. Нога всегда может вылечиться. А дух не может”.

Американская журналистка Ханна Розин (Hanna Rosin) в своей замечательной статье “Гиперопекаемый ребенок” делится с читателями впечатлениями от посещения The Land вместе со своим 5-летним сыном. 

“Если бы десятилетий ребенок развел костер на американской детской площадке, кто-нибудь позвонил бы в полицию, а этот ребенок немедленно был бы отправлен на консультацию к психологу”,

— пишет Ханна.

На территории The Land разжигание костра — довольно частая практика. Но не стоит пугаться раньше времени: adventure playground “напичкана” хорошо обученными работниками, внимательно наблюдающими за происходящим, однако эти работники вмешиваются в детские дела только в случае крайней необходимости. Примечательно, что за два года со дня открытия площадки, не было зафиксировано ни одной серьезной травмы, за исключением рядовых ободранных коленок.

Ханна с удивлением вспоминает свое детство, так разительно отличающееся от будней ее детей:

“Когда нашей дочери исполнилось 10 лет, мой муж неожиданно осознал, что она провела не более 10 минут за всю свою жизнь без контроля со стороны взрослых. Не более 10 минут за 10 лет”.

Не кажется ли вам это знакомым? Каждый день расписан по минутам: школа, час игры на школьной площадке под присмотром родителей, уроки, танцы/хор/английский, сон. Иногда, очень редко, бабушка может осчастливить ребенка и дать ей “секретное задание” — сходить в магазин за хлебом (вот он вкус свободы!)

Каковы же причины такой трансформации родительского отношения к границам детской самостоятельности? 

Социолог Аннет Ларо (Annette Lareau, the University of Pennsylvania) считает, что родители, принадлежащие к сформировавшемуся в настоящее время среднему классу, склонны рассматривать своих детей, как “проект”, и постоянно вовлечены в бесконечный процесс усовершенствования своего собственного ребенка.

Многие интерпретируют работы Ларо в пользу подобного стиля воспитания, сравнивая его с воспитательной средой семей рабочего класса, в которой родители меньше общаются со своими детьми и в меньшей степени контролируют темпы их роста и развития. Однако подобный вывод кажется Ханне слишком однобоким и прямым.

Журналистка упоминает эссе “Дефицит Игры” психолога Бостонского колледжа Питера Грея (Peter Gray, “The Play Deficit”), в котором автор пишет о потере “культуры детства” и все большей печальной популярности таких болезненных черт как нарциссизм, склонность к депрессии, недостаточность чувства эмпатии среди современных подростков.

Согласно исследованию American College Counseling Association, проведенному в 2012 году, процент студентов, принимающих прописанные психиатрами лекарства, неуклонно растет.

Практикующие психологи “штампуют” статьи о характерном для современного поколения молодежи остром кризисе идентичности, страхе взросления и, по словам американского психотерапевта Брук Донатон (Brooke Donatone), “неспособности думать самим за себя”. Кроме того, современные родители чувствуют невероятное напряжение по поводу того, что они считают своим долгом сделать каждый опыт ребенка более счастливым и более успешным.


В Казахстане, в котором подавляющее большинство родителей относится как раз к этим самым “midle- и upper- ” классам. По результатам ежегодного мониторинга когнитивного развития детей, наибольшие трудности стабильно вызывали тесты на творческое мышление и так называемую общую бытовую осведомленность. Виновата ли в этом постоянно меняющаяся система отечественного образования или же бремя ответственности лежит на плечах современных гиперопекающих мам и пап?.. 

Родителям необходимо четко разделять естественное желание избежать содержащих реальную угрозу ситуаций и стремление принять каждое решение, пытаясь создать условия полной безопасности для своего ребенка. 

“Мы не можем создать идеальную среду для наших детей, кроме того, мы не в силах сделать наших детей идеальными”

— утешающее говорит Ханна.

Согласны ли с ней вы? И каково ваше мнение об упомянутых “свободных игровых площадках”?

В своей следующей части мы поделимся с Вами впечатлениями одного из известных британских детских психологов от посещения одной из “приключенческих площадок” Лондона — Glamis Adventure Playground.