Футбол и политика

Победа алжирской команды в последнем Кубке африканских наций 2019 года наводит на мысль об исторической эволюции футбола и о масштабах этого вида спорта.

Даже для тех, кто не является знатоком спорта вообще и футбола в частности, очевидно, что финальный матч CAN-2019 тесно связан с политическими событиями. Именно они придают событию особую символическую значимость. Политическое давление, безусловно, ощущалось всеми: и самими игроками, и персоналом команды, и организаторами, но в то же время оно объединяло всех участников процесса, включая не только болельщиков, но и их семьи. Эмоциональный подъём испытывали даже алжирские женщины, находящиеся и на родине, и за границей.
algérie-quarts-de-finale-1
О том, что футбол обладает уникальной способностью собирать вокруг себя аудиторию, известно с момента его рождения во второй половине XIX века. Начиная с 1920-х годов, уже окончательно кодифицированная, игра пришла в Африку и стала частью ее культуры, впитав и национальные, и политические особенности. Так, есть основания думать, что открытие в 1920-м году двух футбольных тунисских клубов – «Клуб Африкен» (Club Africain) и «Эсперанс» (Espérance sportive de Tunis), – непосредственно связано с рождением партии Хабиба Бургиба «Дестур», политической силы, нацеленной на освобождение колониального Туниса от власти Франции.
53129_DZAprotest_1554743703056
Эти клубы и их умение сплачивать вокруг себя людей сделали футбол самым популярным видом спорта. Сначала он был исключительно мужским, но начиная с 1960-х годов спортивный мир, наконец, открывает возможности и для женщин. Женский футбол становится не менее заметным, наглядно иллюстрируя изменения в социуме и политике.

В Магрибе (то есть в странах Северной Африки к западу от Египта) футбол преодолел классовые границы и впитал различные эпизоды коллективной памяти. Одним из них наверняка стал и финальный матч CAN 19 июля 2019 года, когда алжирская сборная одержала победу над командой Сенегала со счетом 1:0.

75545_2564881282d8734c895eb9e887ef62f220190308100756_thumb_565
Событие происходит на фоне политических беспорядков в Алжире. Hirak – протесты против выдвижения кандидатуры Абделазиза Бутефлика на 5 срок президентства, – длятся уже 22 недели. Политическая ситуация тяжёлая и беспрецедентная, СМИ пытаются отследить все события и донести нюансы рискованной борьбы, происходящей между алжирцами и политическими фигурами государства.
Матч в Каире 19 июля собирает широкую международную аудиторию. И в ней находится место для передачи изображений, символов, лозунгов, заявлений и анализа происходящего революционного процесса. Таким образом, в мегамедиационную экспозицию конкурса добавляется и весь этот политико-символический груз.

Что значит быть международным футболистом

В футболе, как и в других сферах человеческой деятельности, наблюдается глобализация и коммодификация ценностей. Касается это всех людей, вовлеченных в спортивный мир: игроков, судей, менеджеров клубов, тренеров, журналистов и т. д. Это приводит к так называемой «мобильности» талантов. Вездесущие средства массовой информации и сами спортивные шоу заставляют общественность сосредоточиться, главным образом, на фигурах игроков. К ним начинают относиться как к звездам, почитать или наоборот, демонизировать за их работу в командах, представляющих другие страны, а не страны их рождения.
Вообще, негодование, вызванное принадлежностью футболистов-соотечественников другим клубам, распространяют не только те, кто остается заложником местных возможностей. Это негодование – часть многолетнего социально-политического наследия, для которого ксенофилия и сегрегация были естественны. В результате футболисты, сумевшие преодолеть географические рамки, обвиняются в предательстве не только потому, что на спортивных площадках защищают интересы не своей родины, но и потому, что они имеют доступ к другому гражданству. Так, например, Кодекс алжирского гражданства 2005 года или Конституция Туниса 2014 года по сути предает остракизму всякое двунаправленное гражданство, помещая таких представителей в графу «иностранцев» и лишая их возможности полноценно участвовать в политическом процессе. Двойное гражданство тем, кто преуспевает за границей, защищать трудно, и футбол в этом плане – уникальное явление. Имидж футболиста часто выступает как некая примирительная сила (так, например, личность Зинедина Зидана играла подобную роль во Франции 1990-х – 2000-х годов). Двойное гражданство большинства игроков национальной команды (их всего 14), защищавших алжирский флаг, в нынешних условиях обещает сделать еще больше. От этой футбольной победы можно ожидать, что она будет способствовать успокоению политического конфликта. Героям Кубка африканских стран удастся нарушить политическую ограниченность алжирского флага и расширить пространство национального самосознания, выведя его за рамки административно-правового определения.

Очевидная конфронтация

Ситуация в Алжире заставляет вспомнить, что власть, ее формы и проявления законности – гибки и регулируются волеизъявлением народа. Все это уже происходило в 1950-х годах, когда проживающие на территории Франции алжирцы стали участниками ФНО. Они ориентировались на Тунис, ведь именно он стал примером в антиколониальной борьбе за независимость. С 1962 года страна обрела независимость, однако стабильность здесь всегда была временным понятием.
С февраля этого года, перед началом масштабных мирных маршей протеста (Хирак) на футбольных стадионах уже распеваются революционные песни. Casa del Mouradia – одна из тех, что символизирует восстание в Алжире.

Плакаты и лозунги выглядят как политические манифесты, лозунги сливаются в унисон, тифо (выражение фанатами поддержки спортивной команде) становятся многоязычными и меткими. В слоганы приходят новые слова: Hirak, silmiyya, эль Khamissa, Isaba … Цвета алжирского флага вписываются в эту композиционную лексику. В то время, когда народ высказывается так ярко, временный президент страны Абделькадер Бенсала на матче ведет себя очень сдержанно. Официальные средства массовой информации оказываются практически незаметны, особенно из-за песен, которые исполняют митингующие. Бенсала подвергается насмешкам болельщиков, и вместе с тем пытается передать радость от победы футбольной команды своей страны.

Все более очевидная непопулярность власти – не что иное, как очередная подсказка истории. Отсылка к прошлому позволяет алжирцам, так же, как и остальному миру, наблюдающему за ними, верить в лучшее завтра.

Жители Алжира празднуют отставку президента Абдельазиза Бутефлики

На фоне массовых протестов Бутефлика 11 марта был вынужден отозвать свою кандидатуру. Власти перенесли выборы на неопределенный срок, сменили премьер-министра, а гражданам пообещали широкий национальный диалог, по итогам которого будут внесены поправки в конституцию и проведены выборы главы государства.

Первого апреля администрация президента объявила, что Бутефлика покинет свой пост до истечения срока полномочий (28 апреля). На следующий день Ахмед Гаид Салех призвал к немедленному запуску процедуры отставки президента. Спустя несколько часов Бутефлика передал в Конституционный совет прошение об отставке.