Городские легенды

Тут короч, такое дело. В ленте у Arman Kassenov появилась новость о двух китайцах, омраченных собственным пафосом, которые не смогли разъехаться и стоят так уже почти год. Тупо подперли машины и стоят, ждут Победы.

Дело даже не в этой новости. Дело в том, что все это я написал пару лет назад и буквы ожили. 

Мы, Народ Книги, придаем большую важность буквам. Считается, что произнеся определенные слова и вложив в них смысл (почти утерянное знание) – можно оживить глину (читайте легенду о Големе) или убить вполне живого человека (Пульса Де-Нура). 
Вообще, Мир в таком состоянии какой он есть – был создан при помощи слов. Расширяющаяся Вселенная и Большой Взрыв – это наёбка от яйцеголовых, имейте ввиду.

Ну ладно, это все слишком сложные кокосы, давайте поговорим о долбоебах. 

дисклеймер: it’s long-read.

Городские Легенды.

Потеряв ориентиры в информационном вакууме и оболваненные городским смогом, огорченные отсутствием национальной идеи, современные казахстанцы увлечены мифотворчеством, и сами создают новые сущности, чтобы хоть как-то бросить якорь в расползающейся реальности. 
Например, казахстанский ученый с малопонятным, но бесконечно пафосным титулом внезапно заявил, что первая бумага появилась не в Китае, как принято считать, а в Шуйской долине. Кроме того, крупнейшая в мире библиотека была, по его просвещенному мнению, была совсем не в Александрии, а сами понимаете где. Сейчас она надежно замаскирована под непопулярную детскую библиотеку в Орбите-4, но если вдруг эти самые книги будут нужны, то мы во всеоружии.

Одной из разновидностей спонтанного мифотворчества являются городские легенды – артефакты новейшей истории, часто создаваемые простым усилием ума. Давайте признаемся честно, что все эти Медео с Чембулаками, канатная дорога и алюкобондовый пафос северной столицы – провинциально скучно и ничтожно мало. Зеленым базаром удивить кого-то в современном мире довольно сложно. Каньон Чарын далеко и дорога хуевая. Кок-Джайляу и Чембулак внезапно стали частной собственностью. 
В общем, нужно что-то делать и мы отправили нашего корреспондента на поиски новых артефактов исторического значения.

И надо сказать, в очередной раз нашли бриллиант в городской пыли. Образно выражаясь, конечно. 

Корреспондент(К): Добрый день!

Случайно Выбранный Респондент (СВР):Здравствуйте!

К: Вы знаете какие-нибудь достопримечательности, рукотворные памятники, артефакты, появившиеся в вашем районе за последние несколько лет?

СВР: Трудно сказать, в основном ничего не меняется. Скамейки уходят в землю постепенно.. Вместо рам вставляют стеклопакеты.. Мегу открыли, а денег у нас нету, поэтому мы ничего не покупаем.. Детские площадки исчезли.. 

Хотя, вот новый артефакт, спонтанная инсталляция, ставшая памятником. Мы в районе называем ЭТО – Памятник Двум Настоящим Мужчинам Казахстана.

К: Что ЭТО? Расскажите поподробнее, пожалуйста.

СВР: Согласно легенде, это произошло весной, несколько лет назад. На автомобильной дороге, не предусматривающей свободного разъезда двух автомобилей, встретились два достойных мужчины. Один из них был заместителем областного прокурора, второй – районным акимом. Или один из них был руководителем таможни, а второй – санэпидемстанции. Возможно, один из них был мажилисменом, а второй – племянником министра. Детали смыли волны и пески времени, но суть вы, надеюсь, уловили?

К: Они находились на одном уровне пищевой цепочки?

СВР: Точно так, абсолютно на одном уровне. Можно сказать, что по принятой в стране негласной табели о рангах, они были равны.
Оба ехали с грандиозного тоя, пьяные естественно до последней возможности. У одного был геленваген с номером 001, а у второго лексус 777. Остаточная стоимость машин была одинакова – примерно 150 000$. 

К: И что, я так понимаю, что никто не хотел уступать дорогу?

СВР: Верно понимаешь. Уступить в такой ситуации – означает быть ритуально опущенным в кругу людей такого рода. За ритуальным опущением следует изгнание из стаи, уничтожение прайда и отъем активов. 

К: Как события развивались дальше? 

СВР: Приехали группы поддержки. После актов первобытной агрессии и непродолжительного анализа прояснилась парадоксальность ситуации – они были равны буквально во всем. У обоих Настоящих Мужчин было удручающе одинаково абсолютно все – костюмы и обувь, количество и стоимость недвижимого имущества, парк нелепых дорогих машин, авуары в зарубежных и казахстанских банках, количество токалок и детей, которые даже учились в тех же университетах Англии, будто других стран нет. Связи и уровень знакомств был также одинаков. Можно сказать, что это типичные представители элиты Казахстана.

К: Может быть физические данные?

СВР: Замеряли. Оба весили 116,5 килограмм при росте 168 
сантиметров.

К: Длинна члена?

СВР: Абсолютно одинакова. 7,5 см. в эрегированном состоянии.

В общем, после тщательных проверок и поисков компромисса наступил так называемый методологический тупик. Ни у кого не было причин уступать дорогу. 
Более того, тупик возник еще и совершенно практического плана – улица оказалась закрыта для движения до выяснения обстоятельств. Шли дни, недели, ситуация не разрешалась. Первое время родственники и знакомые привозили им еду и биотуалеты, потом всем стало как-то надоедать.
Стали садится аккумуляторы в машинах, закончился бензин, в сотовых телефонах Настоящих Мужчин сели батарейки, они не могли более заказывать бешбармак и пиццу, советоваться со знакомыми и предпринимать меры для разрешения конфликта.

К: Удивительная, почти самурайская стойкость и отрешенность. Что же произошло дальше?

СВР: Вполне предсказуемая вещь произошла – они достигли предела актуализации и умерли. Не одновременно, конечно, но практически в один день. Причина смерти является государственной тайной, но мы догадываемся, что речь идет о банальной экзистенциональной тоске. Или отравлением продуктами пищеварения. Никто точно не знает, да и похуй уже, надоело всем.

К: А как появилась сама инсталляция?

СВР: Благодарные родственники, получив причитающееся завещание, бальзамировали тела Сильных Мужчин, обжарив их предварительно в курдючном жире для лучшей сохранности. Тела были ритуально раскрашены, набиты нормативной документацией и помещены в автомобили в исходном состоянии, лица устремлены вперед, руки сжимают руль, шея втянута в туловище. Автомобили и само место роковой встречи – обнесены оградкой.

К: Какой оградкой ? 

СВР: Ну такой, какие бывают вокруг памятников или на кладбище.

К: А какой смысл в инсталляции или памятнике, не понятно как все это называть, если честно ..

СВР: Смысла никакого пока нет. Вся мифология появится потом. Сейчас важны сами объекты, понимаете?

К: Не совсем, но, наверное, потом пойму. А сейчас пока нет. Большое спасибо, до свидания.

СВР: Пожалуйста, до свидания.