Какие У Вас Боли?

Прочитал, что Кристин Лагард как бы немного огорчается, что правительства развивающихся стран увлекаются покупкой услуг международных консалтинговых компаний. 

Я в правительствах не работал, Б-г миловал, а в банках довольно много и в разных странах, не на небесной позиции, а обычным трахарем-пахарем, поэтому могу судить только в рамках своего опыта. 

Консалтеров видел много, хотелось бы поменьше, потому что жизнь коротка, а время на этот геморрой уходит целая тележка. Кстати, кроме Казахстана я с консалтерами нигде не сталкивался. Кажется их больше нигде не любят, или просто денег жалко на это чудо природы. 

Так вот что интересно, это их историческое развитие. Я бы слово развитие заключил в кавычки, но думаю что мой маленький лохматый читатель сам поймет тенденцию. 

Остановлюсь на трех эпизодах, исторически поделенных, скажем на 3-5 летние промежутки. 

Первый консалтер был непрезентабелен и вообще непонятно как очутился в кабинете председателя правления в своем геологическом свитере и с этим восхитительным запахом водки отовсюду. Квадратная лысина и кирпичного цвета лицо, тягостное молчание, короче скрипач не нужен, он был быстро переправлен ко мне со всеми полномочиями, также молча взял у меня все доступы к системам и исчез на день в кубрике без окон. 

Покуковав над терминалом с черным экраном и зелеными буквами, он выкатил мне список уязвимостей 10 кеглем на двух листах А4, прочитав который я превратился в соляной столб в форме хуя. 
Наш банк можно было отлюбить телеграфным столбом во всех направлениях и вынести через удаленные каналы обслуживания все деньги. Этот водочный кирпич по ошибке родившийся человеком знал все о цифровых деньгах и устройстве бинарной вселенной. 

Через несколько лет я встретил следующее поколение консалтеров, они как стайка молодых бабуинов резвились у председателя правления в кабинете, кажется один из них был братишкой или братишкой братишки, но это не очень важно, они были переполнены молодой консалтерской удалью и буквально боролись и толкались, высвобождая избыток энергии, иногда забегали в кабинет и быстро открыв корпоративный ноутбук HP этим специальным консалтерским жестом, даже не успев залогинится задавали мне рандомные вопросы на своем консалтерском языке. 

-Вы по инцидент менеджменту какие активности практикуете. -У вас какой нетворк консампшн. -А какой у вас пенетрэйшн в диджитальных каналах. 

В принципе с ними было весело и не очень сложно, их можно было занять на весь день, рассказав им старую шутку из КВН или просто кинув лянгу. По уровню умственного развития они конкурировали со специалистами по продажам, то есть веселая олигофрения органично переплеталась с ранней дебильностью. 

Третьего консалтера я встретил еще через несколько лет. Он мрачно сидел в центре огромного кабинета CEО, закинув ноги в ковбойских сапогах на итальянский стол ручной работы. Побелевший глава банка забился от этого величия и центра компетенции подальше в угол. 
В другом углу попердывали от страха директор по безопасности и главный рисковик, оказалось что они уменьшились в размерах так, что их можно было смести метелочкой и совочком. 

Костюм консалтера в толстую серую полоску был пропитан дорогим говноодеколоном, на правой руке холодной платиной отливал брегет бюджетом области и размером со сковороду, а на левой этот пидарский браслет с камешками и хуямешками. Галстук цвета атмосферы газовой звезды когда через нее пролетает стая метеоров. Особая стрижка бороды отсылающая к духовности, хипстерсту и интеллекту. 

Он даже не открыл свой макбук в чехле оранжевой кожи ручной работы и посмотрел на меня гипнотическим взглядом цифрового траблшутера, коих в мире по разным данным примерно десять. 

Картавым вкрадчивым голосом он сказал так:

– Я консалтер Вениамин. 

Слово Вениамин он произнес как Бенджамин, хотя я до сих пор не понимаю как это возможно. 

Потом он придвинулся ко мне, посмотрел прямо в глаза, хотя до этого тоже смотрел в глаза, и сказал так:

– Какие у вас боли?