Средовые проблемы мегаполиса

Рассматривается эволюция средового сознания населения мегаполиса в условиях развития постиндустриальной эпохи градостроительства, когда такие понятия, как«привлекательность города, престижность адреса проживания, экологический фон, уровень благоустройства»становятся индикаторами определения уровня его развития. 

Автор вскрывает основы противоречия между созидательными качествами вышеперечисленных факторов и их доминантными характеристиками, способствующими выходу мегаполиса на международный рынок конкуренции и инвестирования. 

Актуализируется поиск закономерностей развития пространственно-функциональной среды мегаполиса в зависимости от специфики и уровня средового сознания и поведения горожан.Анализируются современные подходы к формированию в мегаполисе «креативных индустрий», представляющих собой творческие виды деятельности, среди которых дизайн городской среды, реклама, архитектура, ремесла, дизайн мебели, моделирование и дизайн одежды, кино и видео, графический дизайн, музеи и архитектурное наследие, изобразительное искусство, музыка, телевидение, радио и Интернет.

УДК 72.012 DOI: 10.17673/Vestnik.2018.02.19

Т.В. КАРАКОВА

Доктор архитектуры, профессор, заведующая кафедрой дизайна
Самарский государственный технический университет Академия строительства и архитектуры

Ключевые слова: комфортная городская среда, потребительские качества среды, депрессивные территории города, средовое сознание горожан, креативные индустрии города, дизайн городской среды.

На современном этапе развития градостроительства и мировой экономики конкуренция отдельных регионов и городов на внутреннем национальном рынке России (ред. – и Казахстана) становится актуальной проблемой. В вопросах развития крупнейших городов превалирует конкуренция технологий, капиталов, трудовых ресурсов, развитость рынка труда и жилья, а именно те факторы, которые характерны для градостроительных структур с высокоблагоустроенной и комфортной для проживания средой. Привлекательность города, престижность адреса проживания, экологический фон, уровень благоустройства становятся неотъемлемыми составляющими, определяющими уровень развития мегаполиса, способствуя его активному росту, с одной стороны, и ставя его в условия неизбежного выхода на международный рынок конкуренции и инвестирования – с другой. Без этой диалектической дилеммы мегаполис как мощнейшая градоэкономическая и социокультурная структура стагнирует, что ставит перед архитекторами задачу поиска новых территориальных ресурсов, экологизации городского пространства, освоения периферийных территорий, повышения их потребительских качеств, сегрегации центральных функций. Центростремительные тенденции концентрации уникальных и избирательных функций обслуживания, капитала, материальных ресурсов и потоков населения в сердце мегаполиса на фоне прогрессирующей маргинализации периферии и разрастании депрессивных территорий города усугубляют проблемы функционирования сложнейшего градостроительного объекта и требуют разработки действенных мер по предотвращению сложившейся ситуации [1].

Современная дискуссия, сложившаяся в рамках междисциплинарного сообщества, занимающегося проблемами мегаполисов, выдвигает в качестве актуального направления изучение взаимовлияния уровня организации пространственной среды и средового сознания, средового поведения, образа жизни живущих в ней субъектов. Комфортная пространственная среда города предопределяет уровень не только художественной, научной или технологической, но и социальной, экономической, политической, управленческой, бизнес-креативности[4–7].

Постиндустриальный мир мегаполиса, концентрирующего огромные массы населения, сложен и противоречив. Именно поэтому средовые интервенции надо рассматривать как инструмент решения ряда социальных городских проблем, как межкоммуникационный язык для общения и интеллектуального обогащения населения [8–10]. Американские и европейские ученые приходят к единому выводу: социально-экономическое развитие города, региона, страны определяется степенью благоприятной городской среды и политикой ее совершенствования.

Социальное поведение горожан анализируется сегодня посредством атрибутивных характеристик индивидов, общественных социальных объединений. На передний план выдвигаются не нормы поведения и моральные ценности, а структурные характеристики социальных отношений. Становление такой традиции при исследовании больших общностей людей, а город в этом случае – классический полигон, является на сегодняшний день оптимальным, так как в результате социальных отношений возникают специфические «взаимодействия», оказывающие непосредственное влияние на социальное поведение субъекта [11–13].

Рассматривая такой сложный организм, как «город», следует отметить, что имеется в виду пространственное поведение его жителей, удовлетворенность их материальной средой, уровнем потребительской культуры, эстетическими и экологическими характеристиками среды. Именно в рамках такой среды складываются ролевые отношения между членами городского сообщества, так и непосредственно с материально-пространственным комплексом города[14,15]. Характер подобного взаимодействия определяет также суть межличностных и индивидуальных характеристик городского сообщества и городской культуры. Эти взаимодействия конституируются внутренними функциональными связями, зависят от их динамики, характера функционального поля, в рамках которого они реализуются и связаны с такими ограничителями, как социально-экономическая парадигма государства, уровень социально-экономического развития города, его культурный потенциал, наличие глубинных исторических корней, культурного и архитектурного наследия.

Вместе с этим важнейшими характеристиками материально-пространственной среды города выступают следующие показатели: плотность застройки и обслуживающих функций, преемственность в развитии планировочной структуры города, развитость институциональных факторов (роль городской власти при принятии решений об функционально-планировочном освоении территорий, соблюдении норм и правил застройки, правового зонирования территории и пр.), совершенство транспортной инфраструктуры. В целом, город необходимо рассматривать как сетевое пространство, представляющее собой совокупность позиций, ролей, отношений, потоков ресурсов и населения в контексте эволюции средового сознания горожан.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

  1. Мартьянов В.С. Российские мегаполисы: от индустриальных городов к стратегии многофункциональной агломерации // Научный ежегодник института философии и права Уральского отделения Российской академии наук / Издательство Екатеринбургского научного центра РАН. 2012. Вып. No12. С.319–330.
  2. Гнедовский В. Современные проблемы развития постиндустриального общества в городах США и Европы. Сетевой проект «Русский архипелаг» [Электронный ресурс].  (дата обращения: 12.03.2018).
  3. Каракова Т.В, Барова К.Д. Средовая интервенция в формировании городской ментальности // Промышленное и гражданское строительство. М.: ООО «Издательство ПГС», 2010. No 8. С. 11–15.
  4. Каракова Т.В., Барова К.Д. Коммуникативная функция средового дизайна // Исследования и инновационные разработки РААСН / РААСН, Иван. гос.арх.-строит. ун-т. Т.1. М. – Иваново, 2010. 316 с.
  5. Чарльз Лэндри .Творческий город. М.: КлассикаXXI, 2006. 399 с.
  6. Поиск композиционных кодов в архитектуре и дизайне / Каракова Т.В., Ю.С. Воронцова, Е.В. Рыжикова. Германия, Saarbrucken «Lambert Academic Publishing», 2015. 114 c.
  7. Нартова-Бочавер С.К. Опросник «Суверенность психологического пространства» – новый метод диагностики личности // Психологический журнал. 2007. Т. 25.No5. С. 20–24.
  8. Князева Е.И. Сетевая теория в современной социологии [Электронный ресурс].
  9. Ларина Е.К., Юсупов Д.Э. Средовая катастрофа и российские города // Российское экспертное обозрение. 2006. No 2 (16). С. 11–15.
  10. Бердетт Р. Градостроительство в эпоху глобальной урбанистической трансформации // ПроектINTERNATIONAL. 2006. No14. С. 148–152.
  11. Каракова Т.В. Дизайн среды как ресурс развития социокультурного пространства города // Приволжский научный журнал. Н. Новгород, 2012. No3. C.111–115.
  12. Каракова Т.В. Роль средового дизайна в формировании коммерческой и потребительской привлекательности объектов обслуживания // Архитектура и дизайн: история, теория, инновации. Владивосток, 2016. C. 53–57.
  13. Заславская А.Ю. Сохранение аутентичности исторической городской среды с помощью дизайн-технологий // Известия Самарского научного центра РАН. 2014. Т. 13, No 2(4). C.742–745.
  14. Заева-Бурдонская Е.А. Стилевая парадигма дизайна в системе исторической городской среды // Мир науки, культуры, образования. 2008. No 5(12). C.94–99.
  15. Радулова Я.И. Специфика взаимодействия внутреннего и внешнего пространства в архитектуре индустриальной эпохи // Известия Самарского научного центра РАН. Самара, 2015. Т. 17, No 1. С. 267–269.