О фобиях

В психиатрии фобией принято называть патологически повышенное проявление реакции страха на тот или иной раздражитель. Фобия — это сильно выраженный упорный навязчивый страх, необратимо обостряющийся в определённых ситуациях и не поддающийся полному логическому объяснению. 

В результате развития фобии человек начинает бояться и соответственно избегать определённых объектов, видов деятельности или ситуаций.

Слово «фобия» прошло сложные преобразования в употреблении, и в настоящее время зачастую под «фобиями» понимаются не только патологические страхи, но и иррациональное резко отрицательное отношение к кому-либо, чему-либо. Некоторые слова из приведённых ниже — неологизмы, по историческим причинам, имеющие словооснову -фоб- и обозначающие не фобии в клиническом смысле, а скорее иррациональное негативное отношение к чему-либо, не имеющее патологического характера. Например, таково происхождение слов ксенофобия, русофобия, юдофобия, гомофобия. 

При когнитивной терапии фобий модификации подвергаются ошибочные убеждения пациента относительно опасности. Когнитивная терапия фобий краткосрочна и включает в себя 15—20 одночасовых сеансов. 

На протяжении первых пяти — десяти сеансов при помощи сократического диалога и самонаблюдения в реальных жизненных ситуациях выявляются автоматические мысли, дисфункциональные идеи об опасности и избегающее поведение, отслеживаются связи между этими мыслями, тревогой и избеганием. 

Далее пациент обучается выявлять логические ошибки в своих автоматических мыслях; постепенно выявляются и тактично подвергаются сомнению глубинные убеждения пациента. При помощи проверки реальностью негативных ожиданий пациента когнитивный терапевт добивается их опровержения, что достигается благодаря постепенному, длительному и успешному погружение in vivo. 

В ходе сеансов когнитивный терапевт задаёт пациенту (а также пациент задаёт сам себе в промежутках между сеансами) три вопроса:

Какие существуют данные «за» и «против» такого чувства?

Какие могут быть другие взгляды на ситуацию?

Если случится самое плохое — что именно произойдёт? Каковы способы совладания с ним?

Так рассказывается о фобиях в Википедии. Только вряд ли даже этот самый распространенный, но поверхностный источник используется нашими стратегами, если таковые у нас имеются (в чем есть глубокие сомнения).

Почему наши люди ведутся на внедряемые слухи, множат свои комплексы и питают чужие? И действительно ли сейчас люди протестуют против конкретно «китайской экспансии» или под этим словосочетанием подразумевают они что-то другое? Может, не в китайцах дело?

Может, в нынешних протестах есть социальный запрос на гарантии гражданских прав на труд, достойную его оплату, уважительное отношение к правам человека и гражданина, накопившаяся усталость к исполнительной, недоверие к судебной и непонимание законодательной ветвей власти?
Может, есть в нынешних протестах страх за будущее себя и детей на фоне дешевеющей нефти и дорожающего доллара, социальной безысходности для маленького Жанаозеня и отсутствия ясных перспектив в других регионах?
Почему люди не понимают разницу между «55 старыми заводами» и 55 новыми СОВМЕСТНЫМИ проектами, которые создадут рабочие места в разных регионах Казахстана для казахстанцев?

Ищут у нас везде руку иностранных спецслужб. Предлагают то «ставить в стойло», то доить двух коров. Вроде как и по агротеме, но вряд ли это поможет увеличить благосостояние народа и развить сельское хозяйство. Жители наших аулов не такую помощь ждут от депутатов. Более того, подобные заявления становятся причиной недоверия к парламентариям и тем, за кого они голосуют.

Лучше бы парламентарии поинтересовались – куда и каким образом уходит госзаказ на размещение материалов в СМИ, если нет НИГДЕ нормальных разъяснений по поводу совместных казахстанско-китайских проектов. Каков КПД или KPI от размещения госзаказа? Кто несет за это ответственность? И надо бы эти оргвыводы относительно пользы госзаказа сделать, если казахстанцы больше доверяют ватсап-рассылкам, нежели информации официальных источников.

Я не голосовала за Токаева, но при этом считаю в корне неправильным тот факт, что от него требуют отказаться от поездки в Китай. Что это за требования такие? Пусть ему еще на китайском запретят разговаривать. Это же глупость. Прекрасно, когда человек без переводчика понимает – о чем вокруг шепчутся.

И если на внешнюю политику наплевали в первом послании, то это не значит, что ей не надо заниматься вовсе. Может, отпустят кого-то из этнических казахов, или хотя бы эту девочку Акжаркын, которая по молодости и глупости пять лет в тюрьме сидит. Это же наша девочка, за неё надо бороться. Может, потихоньку еще кого-то из этнических казахов выпустят к родным в Казахстан. Как можно запрещать работать человеку, когда мы ему за это деньги платим?
И депутатам этим платим, которые пытаются примерить на себя поношенные штанишки «а-ля Путин» в наших реалиях. А не заходит уже этот образ. Пипл не хавает.

Провал государственной информационной политики налицо, разрушение системы образования, системы подготовки журналистов и управленцев для медиа – налицо. А виноваты то китайцы, то американцы, то россияне. И только «Рафик невиновен». Надоели. 

Поменяли акима в Жанаозене, а информационную политику не поменяли. В чем смысл? Что сможет сделать новый жанаозенский аким, когда у него нет механизмов изменения текущей ситуации и элементарно не хватит ресурсов.

На месте нового жанаозенского акима я бы возглавила этот протест, потому что нельзя с людьми как с пушечным мясом.  

Нас слишком мало.