Важный фактор алгоритмических инвестиций

Почему инвестирование в ESG (Environment, Social, Governance – Экология. Социальная ответственность. Управление) – это мегатренд, который не может игнорировать ни один управляющий активами.

Устойчивое инвестирование является туманной, точнее сказать обманчивой категорией, однако ее стремительный рост ошеломляет. В 2018 году в мире было запущено 290 открытых и биржевых фондов ESG. Согласно отчета Глобального альянса по устойчивым инвестициям, устойчивыми или экологически чистыми инвестициями в настоящее время удерживается не менее $30,7 трлн., что на 34% больше, чем в 2016 году. «Эти денежные потоки составляют треть отслеживаемых активов под управлением», – сообщает Bloomberg.

Богатство консолидировалось: восемь самых богатых людей в мире сейчас обладают такими же суммами, что и самые бедные, составляющие 50% населения планеты. 

Секторы консолидировались: концентрация увеличилась до 75% отраслей промышленности США с 1996 года.

Управление активами консолидировалось: топ-10 управляющих активами в настоящее время контролируют 34% мировых AUM. 

И инвестиционные стратегии консолидировались: пассивные и алгоритмические стратегии теперь составляют примерно 60% всего объема торговли акциями.

Эти мега тенденции влияли на доходность инвестиций на протяжении последних десяти лет, определяя, как и куда движется капитал.

Теперь, когда фонды концентрируются на продуктах «устойчивого» инвестирования, возможно, нет более важного для понимания мегатренда для управляющих активами, чем этот.

Согласно недавнему исследованию Morningstar, 72% всех американских инвесторов в настоящее время «хотя бы умеренно заинтересованы в устойчивых инвестициях». Этот показатель еще выше для молодых инвесторов и женщин. Согласно внутреннему исследованию JPMorgan Private Bank, 86% миллениалов – поколения, которое должно унаследовать 30 триллионов долларов от своих родителей в течение следующих 30 лет – говорят, что устойчивость является инвестиционным приоритетом. По данным UBSженщины, которые к 2020 году будут владеть 32% мирового благосостояния, к 2021 году намерены инвестировать более 2,3 триллиона долларов на социальные нужды.

Независимо от суммы уже вложенного капитала, устойчивость остается мегатрендом, находящимся в зачаточном состоянии. Интерес инвесторов будет возрастать, так как влияние изменения климата будет только усиливается. Доверие инвесторов будет расти по мере того, как правительства стран Европы, Северной Америки и Азии сформулируют стандарты устойчивости для инвестиционных продуктов и отчетности компаний. А этот процесс уже начат. Фидуциарная ответственность управляющих активами за использование ESG в качестве инвестиционного фактора будет также только возрастать, поскольку экологически и социально ответственные компании в ближайшие десятилетия будут достигать все большего успеха.

Устойчивое развитие определит, где пассивное большинство будет концентрировать свой капитал. Такие данные станут ключевым фактором для алгоритмически определяемого движения рынка. Тренд будет влиять на стабильность компаний, так как низкие показатели устойчивости приведут к негативной реакции общественности и инвесторов. Эта динамика уже проявляется, и по мере её усиления станет настоящей революцией: не только этическим выбором, но и инвестиционным императивом.

Нет де-факто определения устойчивых инвестиций. 

Что только не связывают сегодня с устойчивостью. Понимание колеблется от изменения климата до общественного здравоохранения, этики управления и даже религии. «Зеленая пропоганда», без сомнения, процветает – «устойчивость» как маркетинговый инструмент используется для небрежной, даже откровенно шаткой практики инвестирования. Инвестиционные продукты, обозначаемые как «экологически чистые», часто являются результатом работы предприятий, функционирующих на ископаемом топливе. После исключения из списка Facebook и Wells Fargo, индекс ESG S&P 500 теперь включает 316 фирм, которые вряд ли подразумевает строгие стандарты квалификации экологичности и социальной ответственности.

Работая в прошлом месяце для Harvard Business Review, приглашенный профессор Saïd Business School Роберт Экклс (Robert Eccles) описывает семь общих стратегий, используемых сегодня:

Начиная с движения за социально ответственное инвестирование (SRI) в 1980-х годах, устойчивое инвестирование в основном изображалось как этическое пожертвование – путь, который неизбежно ставит под угрозу экономическую отдачу. Глядя на производительность ETFs ESG такое определение не кажется неточным. Доходность iShares MSCI KLD 400 Social ETF за 10 лет составила 14,48% против 15,32% для S&P 500. Доходность iShares MSCI USA ESG Select ETF за 10 лет составила 14,12%. Даже индекс S&P 500 ESG уступил S&P 500: пятилетняя годовая доходность составила 10,8% против 10,9% для индекса в целом.

Однако, если копнуть глубже, то эта недостаточная производительность представляется скорее побочным продуктом сборки индексов. Если факторы ESG измеряются более точно и применяются более избирательно, то они являются предиктором корпоративного успеха и эффективности капитала. Экклс подводит итог некоторых ключевых исследований, подтверждающих эту связь:

«Исследование [2014], проведенное Джорджем Серафеимом и его коллегами из Гарвардской школы бизнеса, показало, что компании, разработавшие организационные процессы для измерения, управления и распространения информации о проблемах ESG в начале 1990-х годов, превзошли тщательно подобранную контрольную группу в течение следующих 18 лет … A Исследование, проведенное в 2017 году Nordea Equity Research (крупнейшей группой финансовых услуг в Нордическом регионе), показало, что с 2012 по 2015 годы компании с самыми высокими рейтингами ESG опережали компании с самым низким рейтингом на целых 40%. В 2018 году американский Merrill Lynch обнаружил, что фирмы с более успешными показателями ESG, чем их конкуренты, приносившие более высокую трехлетнюю доходность, были более склонны к тому, чтобы показывать высококачественные акции, менее склонны к значительному снижению цен и имели меньше шансов обанкротиться».

По мере того, как изменения климата будут усиливаться, эффективность экологически и социально ответственных компаний будет только возрастать. Мы это уже видим. По сообщению Wall Street Journal, в прошлом месяце 12 чистых энергетических ETF, отслеживаемых базой данных ETF, выросли в среднем на 21,2% в этом году, что сопоставимо с ростом на 13% для S&P. Кроме того, после IPO наблюдается стремительный рост Beyond Meat на 600%, что, несомненно, зависит не только от потенциала компании в смягчении последствий изменения климата, но и от вкуса ее продукта. Хотя акции Beyond Meat сейчас высоки, оптимизм инвесторов не безоснователен: устойчивость становится все более и более решающим фактором при потребительском выборе. Как обнаружил Нильсен в недавнем исследовании, 66% всех мировых потребителей и 73% потребителей-миллениалов готовы платить больше за устойчивый бренд.

Конечно, измерять экологическую и социальную ответственность каждой фирмы сложно, если не невозможно. Как вы можете оценивать компании по факторам ESG, если они не сообщают о своих проблемах в устойчивости, таких как углеродный след, заработная плата работников или безопасность продукции? Возросла кустарная индустрия рейтинговых агентств ESG. Многие фонды проводят собственную юридическую экспертизу ESG. Обнадеживает только то, что компании выбирают стратегию большей прозрачности: по данным Associated Press86% компаний S&P 500 опубликовали отчеты об устойчивом развитии в 2018 году.

Однако до тех пор, пока стандарты отчетности ESG не станут повсеместными и обязательными, инвестирование в ESG всегда будет отчасти наукой, отчасти догадкой. В настоящее время правительства принимают меры для смягчения этой проблемы, особенно в Европе. Согласно майскому отчету Financial Times, европейские законодатели «близки к тому, чтобы согласиться с деталями общеевропейской системы классификации, которая определит, что квалифицировать как экологически устойчивые инвестиции». Надеемся, что регуляторы по всему миру рано или поздно последуют их примеру: чем больше денег вкладывается в стратегии ESG, тем больше стандартов будет требовать инвестирующее сообщество.

Азия также намеревается сократить разрыв с остальным миром с точки зрения устойчивого инвестирования. К сожалению, за исключением Японии, сегодня только 0,8% от общего AUM в Азии управляется стратегиями устойчивого развития. Тем временем огромное количество учреждений сталкиваются с растущим давлением, и стремятся сделать устойчивость своей приоритетной задачей. Среди них суверенные фонды благосостояния и пенсионные фонды, фонды университетов и музеев. Одним из мировых стимулов таких намерений выступает Норвегия. Эта страна, процветающая в сфере добычи нефти, объявила в этом году, что исключит значительную часть своих нефтегазовых активов из портфеля своего триллионного независимого фонда благосостояния.

Если прогнозирование доходности инвестиций означает прогнозирование места сосредоточения капитала, то ни один мегатренд не окажется более важным для эффективности портфеля в течение следующего десятилетия, чем ESG.

Публикация пока не обсуждалась

Прочитано: 22

Подписаться на рассылку