Авторизуйтесь, чтобы получить полный доступ ко всем полезным материалам уже сегодня

Vox Architects преобразует московский олимпийский спортивный комплекс по водным видам спорта в сеть фитнес-клубов World Class

Если тело, согласно христианской доктрине, является храмом для души, то почему бассейн, особенно с парящим потолком и алтарной тренировочной стойкой, не может напоминать собор? 

World Class, российская сеть роскошных фитнес-клубов,  решила  преобразовать  спортивный водный комплекс, построенный  в Москве к летним Олимпийским играм 1980 года. Для этих целей была приглашена команда  архитектурной студии Vox Architects. В основе проекта студии по реконструкции комплекса лежала мысль о том, что подобная архитектура  должна влиять не только на оздоровление тела, но и дарить лучшие эмоциональные переживания. То есть обновленный Олимпийский должен был стать своего рода храмом для тела.

Борис Воскобойников

Борис Воскобойников, основатель Vox Architects, понимал, что храм – это не всегда златоглавые купола. Для архитектора и дизайнера намного ближе оказалась не традиция, а русский авангард начала ХХ века, в особенности – Казимир Малевич и теория супрематизма. Не меньшее влияние на архитектора оказало творчество советского зодчего Константина Мельникова. Выпускник Строгановской академии, Воскобойников также решает сохранить некоторые «цитаты» из времен 80-х годов, и оставляет, например, нетронутой мозаичную фигуру спортсмена.

Совместно с руководителем сектора творческого развития Марией Ахременковой (также выпускницей Строгановской академии), Борис Воскобойников воспользовался  идеями, почерпнутыми из мирового путешествия, предпринятого в поисках последних проявлений супрематизма. Удивительно, но эти дороги часто ведут к религиозным сооружениям.

«Большинство наших коллег в студии – атеисты, но мы любим красивую архитектуру современных соборов.Это шанс создать что-то почти  небесное. Мы всегда поражаемся умению строить воздушность».

Мария Ахременкова

В качестве примера дизайнер привела Церковь Дио Падре Мизерикордиозо (Chiesa di Dio Padre Misericordioso) в Риме, более известную в мире как Юбилейную. Выполненная по проекту  Ричарда Майера (Richard Meier), она выдержана в стиле модернизма, её объемы и формы не оставляют зрителя равнодушными. По мнению русских архитекторов Vox Architects основными руководящими принципами здесь являются изгибы здания и объятия света.

Это иллюстрация влияния русского авангарда на Мейера и, в свой черед, влияния Мейера на нас. Мейер – архитектор, работающий со светом. Его стены установлены так, чтобы показать, как днем движется солнце.

Борис Воскобойников

До того момента, как студия взялась за работу над преобразованием Олимпийского, она уже была известна несколькими крупными работами. Это аэропорт Кольцово в Екатеринбурге, аэропорт в Самаре, один из терминалов Шереметьево.

Эти успешно реализованные проекты выдвинули Vox Architects в в список наиболее успешных игроков в своей сфере. Спустя несколько лет фирма выиграла конкурс, в результате которого был обновлен бассейн для World Class.

Сеть престижных фитнес-клубов до этого момента была обременена несогласованным дизайном интерьера клубов. К тому же филиал, размещенный в Олимпийском спорткомплексе, из-за своего статуса не мог быть подвергнут радикальному преобразованию. Следовательно, перед дизайнерами стояла сложная, но от этого не менее увлекательная задача.

Есть русское выражение «дешево и сердито». Идея преобразования Олимпийского в чем-то близка этому словосочетанию: 3,5 тысячи квадратных метров территории были отстроены в течение всего двух месяцев.

Мы превратили что-то малоприятное в нечто волшебное.

Борис Воскобойников

Он и Ахременкова играли со светом, цветом и, что наиболее важно, с материалами, так как существенные структурные изменения были невозможны из-за статуса комплекса. Пришлось перепробовать множество вариантов и экспериментировать для того, чтобы определить максимально подходящее решение. Был убран подвесной потолок, за счет чего высота основного помещения увеличилась почти на 2 метра. Все это дало пространство для маневра и фантазии. Над бассейном появились белые арки  из ПВХ ткани, натянутой на легкий алюминиевый каркас.

У тренировочного стенда есть круглая передняя часть, обшитая искусственной кожей ярко-красного цвета, что перекликается с чистой красной входной зоной и коридором с низкими потолками. Интересно, что коридоры Воскобойников назвал «плотскими», они проходят между бассейном и гидромассажными ванными. А потом по-настоящему случается свет, так как зона бассейна не только активно освещается полностью остекленной стеной, но и искусственным потолочным освещением. Встроенные светодиодные светильники создают мягкий рассеянный свет, создавая эффект небесного сияния.

Мы много работали с освещением. Главное, что освещение сфокусировано по периметру и скрыто

Борис Воскобойников

Переход от телесного начала к небесному показан дизайнерами пусть не явно, но тонко и элегантно.

Источник

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.